Собачье дело *

Собачье дело


Скажем сразу — в этой истории нет правых. Обе иркутские компании, о которых идёт речь, что называется, «замазаны» до предела. Но вопрос не о них, а о большой собачьей проблеме.

Вопреки распространенному среди культурной общественности мнению, далеко не все собаки — милые и послушные существа, с которыми надо только «уметь обращаться». Собака, брошенная на улице, вынуждена выживать. Поэтому с нее моментально слетает все воспитание (если оно вообще было), а вскоре исчезают и веками привитые инстинкты послушания человеку. Собака, которая вынуждена выживать, быстро превращается в дикое и агрессивное животное. Всё с той же целью выживания такие собаки сбиваются в стаи — стаей проще противостоять внешней агрессии.

При этом дикие собачьи стаи весьма комфортно чувствуют себя именно в городе. Не в лесу, где нужно конкурировать с реально дикими животными. Не в деревне, где полно не менее агрессивных цепных собак, а в каждом доме есть оружие, с которым собаки хорошо знакомы. Именно в городе, где много помоек, где много крыс и кошек, где на них никто не обращает внимание.

Сбившиеся в стаи одичавшие собаки очень опасны. На взрослого человека они ещё могут поопаситься нападать, но старушки и дети для них — лёгкая добыча. Причём зачастую именно для пропитания. Случаев нападения стай одичавших собак более чем достаточно — хотя бы в соседнем Улан-Удэ, где мэрия пустила вопрос с одичавшим животными на самотек, в результате чего жертвами стали люди.

Проблема это не только Иркутска и не только России. Во всем мире ненужных собак выкидывают на улицы, там они вольготно размножаются, дичают, сбиваются в стаи и начинают угрожать жизни людей. И во всем мире выработана единая технология борьбы с этой угрозой: стерилизация и изоляция собак. В основе этой концепции — идея о том, что стерилизованные собаки, даже выпущенные на волю, быстро вымрут естественным путем.

В России ситуация осложнена тем, что все расходы по отлову и стерилизации собак ложатся на весьма скромные муниципальные бюджеты. И именно мэрия становится заложницей ситуации: денег мало, есть первоочередные нужды, но если хотя бы год не отлавливать собак, то они размножатся в геометрической прогрессии. В одном помете собаки может быть до восьми щенков, и даже если половина из них погибнет, то от каждой собачьей пары появится четыре щенка. Причём иногда дважды в год. Уличные собаки живут обычно лет пять-шесть. Нетрудно посчитать, что пять пар бродячих собак дадут приплод всего через три года в три с половиной тысячи особей. В реальности, конечно, меньше — но это число пополняется и регулярно выбрасываемыми на улицу домашними собаками.

Все специалисты признают, что бродячие собаки в условиях свободного обитания формируют стайную иерархию и становятся доминирующими хищниками в масштабе городской экосистемы, в результате чего массово истребляют бездомных и гуляющих домашних кошек и диких животных, в том числе редких и исчезающих видов.

Статистика печальная: только в Московской области в год бродячие собаки кусают около 25 тысяч человек. Каждый такой укус — это как минимум длительная и дорогостоящая профилактика бешенства, не считая моральных травм и сильнейшего негативного психологического воздействия, особенно на детей.

В Иркутске отловом собак занимаются две компании — «К-9» и «Пять звезд». Причём на самом деле компании «К-9» не существует — она работала до 2016 года в статусе охранного агентства (ОГРН 1033801016072). В 2016 году организация была ликвидирована, и на этом месте в Рабочем предместье под тем же названием «К-9» работает её владелец Вячеслав Славин, но уже как индивидуальный предприниматель.

Приют «Пять звезд» (ОГРН 1083808014707) принадлежит известной в Иркутске семье Солдатовых и находится в Карлуке. Кроме приюта, семье принадлежали ныне ликвидированные ветеринарные аптеки и клиники под брендом «БайкалВет».

Так как компании в Иркутске всего две, то во всех тендерах именно они и участвуют. В любом коррумпированном городе эти компании давно договорились бы между собой и дружно пилили бюджет (это сарказм), но в иркутском варианте верх берет жадность и желание загрести все деньги. Денег для мелкого бизнеса немало: ООО «Пять звезд» в 2020 году заработало около 30 миллионов рублей, у ИП Славина, по имеющейся информации, доходы ещё выше, так как он работает гораздо масштабнее.

За одну собаку приют получает от муниципалитета чуть меньше шести тысяч рублей. За эти деньги приют должен стерилизовать собаку, провакцинировать её от бешенства и выпустить. Убивать собак запрещает законодательство, держать их в «заключении» не позволяют средства.

Эта программа называется ОСВВ: «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат». Она постоянно критикуется санитарными и ветеринарными врачами. В числе одной из основных претензий к программе — вакцинацию от бешенства нужно проводить не реже одного раза в год, повторный отлов всех стерилизованных животных для этого в условиях крупных городов невозможен. Кроме того, программа не предусматривает прививки от энтерита, чумы, лептоспироза и других болезней, чреватых эпидемиями.

Есть большие сомнения в том, что приюты на самом проводят стерилизацию и вакцинацию всем отловленным собакам. Проверить это крайне трудно. Заниматься контролем должен Госветнадзор, однако он перегружен работой с сельскохозяйственными животными. Более того — даже за численностью реально отловленных животных контроль крайне слабый. По сути отчетность предоставляется только на бумаге. Очевидно, это не может не порождать злоупотребления.

С другой стороны, приюты тоже можно понять. Стоимость стерилизации одной собаки — в районе полутора тысяч рублей, плюс прививка, содержание, выведение блох, корм. Если все делать как надо, то выделяемых мэрией денег хватит как раз. Но где тогда брать деньги на хорошую жизнь?

Долгое время тендеры выигрывал ИП Славин («К-9»). Однако в этом году Славин решил увеличить цены на свои услуги, в результате чего выиграл приют «Пять звезд». И, по удивительному стечению обстоятельств, у приюта тут же начались неприятности.

Буквально на следующий день после победы в тендере и в Карлуке (рядом с приютом), и в Иркутске неподалеку от Карлука начали находить мешки с мертвыми собаками. А некоторые иркутские СМИ, как по команде, начали обвинять в этом «Пять звезд». По старательно вбрасываемой теории, именно «Пять звезд» якобы убивает собак, вместо того, чтобы их стерилизовать. К вопросу тут же подключились зоозащитники, которые зачастую, будем честными, мало вникают в суть проблемы, зато умеют поднимать панику на ровном месте.

Понятно, что логики в этой теории нет в принципе. Для владельца приюта, если бы он на самом деле был злоумышленником, проще отвезти убитых собак в лес. Да и в принципе нет никакой необходимости их убивать — ведь платят-то за отлов, а не за убийство.

Есть серьёзные подозрения, что эти убитые собаки — элемент конкурентной борьбы. Когда из рук уходит многомиллионный контракт, это, конечно, обидно. Особенно наглядно это видно по публикациям в иркутских СМИ, где «Пять звезд» тут же начали обвинять в ужасных вещах: собак якобы не кормят, не поят, держат в антисанитарных условиях. Кто нагнетает эти ужасы? Понять нетрудно.

Кстати, именно про «К-9» рассказывают интересные истории его бывшие сотрудники. Этот приют заключает договоры и в других муниципалитетах. И там собак тоже отлавливают — но вместо прививки и стерилизации, по словам источников, их привозят в Иркутск и выпускают. Все довольны: в каком-нибудь Усть-Илимске резко сокращается поголовье бродячих собак, в Иркутске растет, что позволяет задирать цены на услуги. А расходы на перевозку потом с лихвой окупятся новыми контрактами. Так ли это — не знаем, свечку, как говорится, не держали. Но то, что в Иркутске периодически появляются, как с неба, огромные стаи взрослых бродячих собак — это факт. В итоге именно из бюджета Иркутска тратятся огромные средства на отлов животных.

Что делать? Ситуация достаточно безвыходная. Специалисты утверждают, что единственный выход — стерилизовать всех без исключения домашних животных ещё на этапе щенков/котят. Однако для этого необходимо прежде всего переломить отношение населения к домашним животным, которое на текущий момент можно назвать исключительно безответственным.

Кроме того, давно пора передать систему отлова животных их частных рук в структуру, подведомственную Госветнадзору. Понятно, что коррупция будет и там, но она будет в разы ниже, чем в частных «шарашках». Но это, конечно, уже федеральный уровень.