News:

Джако считает себя злодеем, но не убийцей

07.10.2021

В Южном окружном военном суде началось рассмотрение уголовного дела Аслана Гагиева (Джако), обвиняемого в организации преступного сообщества, создании трёх банд, пяти заказных убийствах и незаконном обороте оружия.

На первом заседании было зачитано обвинительное заключение. Гагиев вину не признал. Также была допрошена жена одного из убитых членами банды.

В понедельник в Ростове-на-Дону в Южном окружном военном суде состоялось первое заседание по уголовному делу Аслана Гагиева (Джако). Его обвиняют в организации преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), создании трёх банд (ч. 1 ст. 209 УК РФ), заказе пяти убийств (ч. 2 ст. 105 УК РФ) и незаконном обороте оружия (ч. 3 ст. 222 УК РФ). Гагиев был доставлен в суд и участвовал в заседании очно.

После установления личности подсудимого прокурор зачитал обвинительное заключение. По версии главного следственного управления Следственного комитета России (ГСУ СКР) по Северо-Кавказскому федеральному округу, в 2004 году Гагиев создал на территории Москвы, Московской области и Северной Осетии—Алании преступное сообщество, в состав которого вошло не менее 50 человек. Не позднее ноября 2012 года Гагиев также создал на территории республики три банды — своеобразные «филиалы» преступной организации. Их возглавили ныне осуждённые Бахром Секинаев и Олег Дзарахохов, а так же находящийся в международном розыске Денис Кокоев. Руководители банд наняли жителей республики для участия в бандах и купили оружие и боеприпасы на выделенные Гагиевым деньги, считают следователи. Предполагается, что все это он делал для достижения доминирующего положения в криминальном мире Северной Осетии.

В обвинительном заключении сказано, что в 2012–2013 годах по указанию Аслана Гагиева на территории Северной Осетии участники банд убили Таймура Кадзаева, Валерия Лалиева, Алана Торчинова, Аслана Торчинова, Албега Плаева и Олега Озиева. Последний на момент убийства занимал пост заместителя прокурора Промышленного района города Владикавказа. Всего в результате 49 нападений в Москве, Московской области и Северной Осетии участники сообщества убили 60 человек, в том числе сотрудников правоохранительных органов, чиновников республиканского и городского уровней, бизнесменов и других лиц. Это дело также практически закончено.

После того, как на заседании суда прокурор зачитал обвинительное заключение, Аслан Гагиев заявил, что не признает вину.

«Назовите хоть один мотив, зачем мне нужно было убить всех этих людей? Я, может, злодей, но не до такой степени. Вы посадили невиновных, а все, кто действительно причастен, гуляют, потому что у них есть деньги и авторитет. Я согласен признаться во всех своих грехах, но проведите следствие нормально, поменяйте следственную группу»,— передаёт слова обвиняемого «Кавказ.Реалии» (признан Минюстом РФ СМИ-иноагентом).

Затем суд приступил к допросу потерпевших. Первой на вопросы сторон ответила вдова Олега Озиева Яна Гальперина. Как сообщает издание, она рассказала, как нашла тело расстрелянного мужа во дворе дома, а после этого получила 25 млн руб. от Тельмана Засеева (с его братом Тамерланом общался её супруг). По словам свидетельницы, эти деньги ранее были одолжены у её мужа. После допроса потерпевшей суд отложил рассмотрение дела на вторник, 5 октября.

Отметим, что 24 члена преступной организации, предположительно созданной Гагиевым, уже приговорены к длительным срокам лишения свободы, в том числе к пожизненному лишению свободы. Сам криминальный авторитет долгое время скрывался от следствия. В 2014 году был объявлен в международный розыск, а год спустя задержан в Вене. Австрия выдала Гагиева России в 2018 году. Как сообщает пресс-служба СКР, за время проведения процедуры экстрадиции следствие узнало ещё о нескольких преступлениях Гагиева. Обвинение по ним ещё не предъявлено, поскольку для этого требуется разрешение австрийских властей.

Отметим также, что во Втором западном окружном военном суде рассматривается уголовное дело в отношении 12 сообщников Аслана Гагиева, которым вменяются те же эпизоды, что и ему. Судебное следствие продолжается уже почти три года, но до приговора ещё далеко.

Редакция